USD 352.70 333.00
RUB 5.30 5.15
EUR 391.00 380.20
Валюта бирж
USD/KZT
338.83
+0.006%
EUR/KZT
382.17
+0.010%
RUB/KZT
5.23
+0.008%
EUR/USD
1.13
+0.000%
EUR/CHF
1.09
+0.000%
EUR/JPY
113.26
+0.001%
GBP/USD
1.32
+0.000%
USD/CHF
0.97
+0.000%
USD/JPY
100.5
+0.000%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
338.83 382.17 5.23
+0.006% +0.010% +0.008%
Рынки
Нефть Brent
48.99
-0.001%
Нефть WTI
46.72
-0.001%
Золото
1327.1
-0.002%
Серебро
15.16
-0.005%
Платина
979
+0.015%
Никель
102.49
-0.006%
Алюминий
1600.25
-0.007%
Пшеница
427.75
+0.004%
Зерно
364.5
-0.006%
Жилье Алматы
1099
+0.009%
Жилье Астана
1010
+0.021%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
48.99 46.72 1327.1
-0.001% -0.001% -0.002%
Индексы
KASE
1096.93
+0.002%
Dow Jones
18481.5
-0.004%
Nasdaq
5217.69
-0.008%
FTSE 100
6835.78
-0.005%
S&P 500
2175.44
-0.005%
MICEX
1983.59
-0.003%
RTS
957.01
-0.016%
DAX
10624
+0.003%
CAC 40
4435.08
+0.003%
Hang Seng
22808.1
-0.001%
Nikkei 225
16564
-0.002%
SCI300
3291.16
-0.012%
Ibovespa
57717.9
-0.005%
BSE Sensex
28121.3
+0.002%
FTSE/JSE
53503.2
+0.010%
KASE Dow Jones Nasdaq
1096.93 18481.5 5217.69
+0.002% -0.004% -0.008%

Горнорудные байки: приключения инвесторов в недрах Казахстана

04.06.2014 16:13   6230   0 Автор: Ирина ДОРОХОВА

12-13 июня в Боровом пройдет ежегодный Совет иностранных инвесторов, где представители крупнейших компаний вместе с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым будут решать проблемы друг друга. Казахстану нужны инвесторы и их деньги. Инвесторам нужны стабильные и, желательно, льготные условия для работы. В преддверии Совета kursiv.kz решил вспомнить истории входа и выхода из некоторых проектов крупнейших международных компаний в горнорудном секторе – одном из самых привлекательных в стране с момента ее возникновения.

Даже беглое знакомство с историями освоения месторождений в Казахстане позволяет сделать незатейливый вывод: горнорудные корпорации уходят по двум причинам: из-за кризисов и из-за коррупции казахстанских властей.

BHP

Казахстан ВНР изучала наездами, мелкими делегациями с 1992 по 1994 годы. В 1992 Казахстан предлагал компании взять в разработку месторождение Нурказган (тогда – Самарское), но с самого начала было ясно, что это подземная отработка, а это противоречило политике компании – только открытые карьеры. ВНР отказалась.

В 1995 году ВНР открыла офис в Алма-Ате и получила свою первую лицензию на золото в Кустанайской области в районе Жетыгары – месторождения Комаровское и Элеваторное. Согласно историческим данным, там было золото в корах выветривания. Компания провела разведку в 1995 – 1996 годах. Разведка Элеваторного и Комаровского показала, что запасы в коре выветривания составляют 10 тонн золота. Для ВНР это было слишком мало. И она безвозмездно передала эту лицензию геологическому холдингу «Намыс» (бывшая ЮжКазГеология), с которым она сотрудничала. Впоследствии обе лицензии попали Ерболату Апсалямову и его компании CAMMEX. В 2013 году он продал Комаровское УК «Верный капитал» и ТОО «Казцинк».

Расставшись с золотом, ВНР переориентировался на медь. «Намыс» предложил ВНР поработать на своей лицензии в Западном Прибалхашье. А именно – на Сарышаганском полигоне, заваленном на тот момент обломками ракет и самолетов. Одновременно с Западным Прибалхашьем, ВНР договорилась с другой казахстанской компанией, у которой была лицензия недалеко от районного центра Актогай. И тут наступил кризис 1998 года, вызванный обвалом на рынках Юго-Восточной Азии. Еще осенью 1998 – весной 1999 годов компания пробурила несколько скважин. В двух из них встретила хорошую медную руду. Но было поздно: 1 мая 1999 года ВНР заявила, что все сотрудники уволены, все проекты остановлены, и компания уходит из страны.

Второй раз ВНР пришла в 2005 году. В апреле 2007 года компания получает две большие лицензии в Северном Прибалхашье – между Аксу-Аюлы (Шетском) и Балхашом. И ещё одну огромную лицензию примерно 18 тыс. кв.км – «Темиртауская» к востоку от Караганды и до Каракаралинска.

Эта лицензия была поделена на 3 примерно равных блока. Компания подала заявку на один из блоков размером 6 тыс. кв. км. Но кто-то из чиновников ошибся, и в окончательных тендерных документах вся территория шла одним огромным куском. Однако после того, как компания выиграла тендер и оформила контракты, она получила уведомление о том, что из ее лицензий вырезаются два привлекательных куска – уже известных месторождения, причем одно из них с большим участком прилегающей перспективной территории. «Руководство ВНР (не геологическое, а административное) решило проглотить оскорбление и не затевать скандал. А дальше произошло то, чего мы и ожидали. Через 2-3 месяца после того, как у нас вырезали куски, к нам пришли ребята из некой компании «Серик, Берик и Ермек» и предложили выкупить назад вырезанные куски», – припомнил один из очевидцев.

Начались и административные проблемы: у компании чуть не отобрали лицензию из-за невыполнения контрактных обязательств. Когда стали выяснять, в чем дело, оказалось, что, несмотря на перевыполнение обязательств по геофизике, чиновник требует от геологов копать канавы. «Два года нас прессовали из-за этих никому ненужных канав, пока, наконец, мы не взяли экскаватор, не вышли в чисто поле и не выкопали эти пустые канавы. Сфотографировали, задокументировали, деньги потратили – вопрос закрыли», – припомнил один из свидетелей.

Закончилась история совсем просто: наступает 2008 год, прогноз на 2009 год неблагополучен, компания ищет, на чем сэкономить, и урезает расходы на геологоразведку до минимума. По всему миру – но в том числе и в Казахстане.

Vale

Подобным же образом сложилась история в Казахстане у Vale.

Бразильская компания Cia Vale de Rio Doce – один из крупнейших в мире производителей железной руды и один из основных производителей никеля – в мае 2007 году объявила о покупке у Scarborough Minerals Plc 85% долей в медном проекте «Восток» в Казахстане.

По оценкам, сделанным еще в советское время, месторождение содержит около 2 млн т меди. Но у него есть сложность: оно находится недалеко от реки Или, так что разработка месторождения была бы чувствительна для экологии.

Vale пообещала компенсировать все понесенные Scarborough затраты ($1 млн). Всего же в течение двух лет компания пообещала инвестировать $4 млн для подготовки компании к ТЭО в разработку «Востока», объем запасов которого оценивается в 2 млн тонн меди. Компания пообещала, что минимальные затраты в проект до выхода из него должны составить $1,6 млн.

Между тем, информации о сделке на сайте компании нет: вероятнее всего, она не прошла по критерию материальности (количество затраченных денег несущественно для баланса компании). Более того, майская новость вообще оказалась единственной. «А потом наступил кризис», – емко пояснил источник в отрасли. С тех пор Vale в связи с Казахстаном упоминалась лишь в 2010 году, когда чиновники заявили, что намерены пригласить компанию осваивать месторождения. Vale не пришла.

Placer Dome

Истории передачи владения Васильковским месторождением – почти готовый детектив. Наиболее скандальный эпизод его связан с вхождением Placer Dome – в середине 1990-х это была одна из крупнейших золотодобывающих компаний мира (в 2006 поглощена Barrick Gold).

Весной 2005 года был объявлен тендер на предоставление прав недропользования на Васильковское месторождение. Однако тендер был отменен, и без всякого конкурса объект был передан канадской Placer Dome. Свое решение казахстанские власти мотивировали тем, что процедура конкурса требует слишком много времени, а Васильки требуют инвестиций «прямо сейчас».

В соответствии с соглашением, компания должна была заплатить $35 млн за 27,5% акций в проекте. Она заплатила – но деньги перечислила не на банковский счет, принадлежащий правительству, а на несколько компаний-пустышек, зарегистрированных в оффшорной зоне. После этого, несмотря на то, что компания находилась на завершающей стадии переговоров, финальное соглашение подписано так и не было.

Placer Dome, очевидно, решила, что прибыльность месторождения завышена по сравнению с более ранними оценками, и в октябре того же года подписала соглашение о передаче прав другой канадской компании, Princess Resources. Placer Dome предполагала, что партнер сможет вернуть им $35 млн, однако тот отказался.

Весной 1996 года правительство расторгло договоренности с Placer Dome и еще раз выставило Васильковское на тендер.

Канадская компания потребовала вернуть свои $35 млн, однако власти заявили, что это невозможно – оказалось, что денег нет. В конце концов, компания согласилась отозвать свои судебные претензии, согласившись на компенсацию в размере $25 млн.

Новый тендер выиграл консорциум компаний: Teck Corporation, Bakyrchik Gold PLC (зарегистрирован в Великобритании) и First Dynasty Mines Group. Как сообщалось, за 80% Васильковского консорциум заплатил $85 млн, а инвестиционные обязательства включали $360 млн. 20% принадлежали правительству РК. В июле 1996 года Placer Dome еще раз подал в суд, и казахстанское правительство заявило, что именно Teck как новый владелец месторождения должен удовлетворить претензии Placer Dome. Teck отказался, после чего правительство начало переговоры с южноафриканской Lonrho. Как сообщала тогда Financial Times, Teck потерял свои права недропользования, так как не смог вовремя предоставить платеж. В течение полугода компания пыталась урегулировать свои отношения с правительством, но дело кончилось тем, что права были переданы казахстанской «Алтыналмас». Компания не смогла развить месторождение, и в 1999 году она лицензии лишилась.

В том же году месторождение досталось израильскому бизнесмену Льву Леваеву и Аркадию Гайдамаку, которого на тот момент разыскивал интерпол за поставки оружия африканским режимам. И уже от них месторождение досталось его нынешнему владельцу Glencore (историю их отношений с «Верным Капиталом» и «Казцинком» можно прочитать в статье «Васильковский ГОК – это как Porsche Cayenne»).

Barrick Gold

Историю Barrick Gold следует рассматривать в контексте российских операций. В Россию компания пришла в 1995 году, и набирала людей чуть ли не вручную. В 1998 году должен был состояться конкурс по одному из крупнейших в стране неразработанных золотых месторождений Сухой Лог. Однако год оказался неудачным: в мире разыгрался кризис, Сухой лог Barrick Gold не дали. Месторождение досталось Polyus Gold, позднее он вернул лицензию государству. После этого компания начинает активно искать объекты в Центральной Азии и, в том числе, в Казахстане. Офис находился в Киргизии, где компания и вела основную деятельность. Среди казахстанских проектов можно отметить попытку господ Ассаубаевых в 2006 году скооперироваться с Barrick Gold. Однако компания сочла бизнес KazakhGold, который незадолго до этого был выведен на Лондонскую биржу, недостаточно прозрачным, и от совместного участия в проектах отказалась. Другим объектом, которым интересовался Barrick в Казахстане, было месторождение Юбилейное. Специалисты компании предложили принципиально иную, чем была ранее, концепцию оруднения, которая потенциально значительно повышала ресурс месторождения. Получив новые данные, владельцы Юбилейного сотрудничать с Barrick не стали, обратившись к другим инвесторам. Сейчас стратегический партнер Юбилейного – индийская Sun. Столкнувшись с бюрократическими проволочками и недобросовестным поведением со стороны партнеров в Казахстане, революцией в Кыргызстане, фактически, отказом от сотрудничества со стороны российских властей и мировым кризисом, стартовавшим в США в 2007 году, компания свернула все операции в бывшем СССР, оставив в Москве лишь крохотный офис. Сейчас компания присутствует в РФ лишь в качестве совладельца Highland Gold Mining (месторождения Многовершинное и Тасеевское).

Самыми удачными примерами прихода крупных иностранных компаний в Казахстане оказались урановые и нефтяные проекты: сотрудничество с Cameco, Areva и «Росатомом» (через «Атомредметзолото» и Uranium One). Если не считать текущих проблем «Казцинка», у которого увязли в согласованиях $8 млн на разведку, успешным можно назвать сотрудничество с Glencore. Среди более ранних примеров можно упомянуть корпорацию Samsung, которая дала подняться и удержаться «Казахмысу».

«Есть и другие проекты, менее удачные, которые повлияли на развитие горно-добывающей промышленности Казахстана. Часть из них теперь находится у «Казахмыса» и даже добывается. Много было нереализованных проектов», – припомнил один из участников рынка на условиях анонимности.

Справедливости ради следует отметить, что сложная ситуация не только в Казахстане: в Перу, почти как в Кыргызстане, протесты местных жителей, которые шантажируют добывающие и разведочные компании. Об этом известно, но сильно не афишируется. В Колумбии не разрешается добыча выше определенной высотной отметки. В Эквадоре – ужасное горнорудное законодательство. В Бразилии, как и в Казахстане – обманы и перехваты со стороны местного бизнеса. В Западной и Центральной Африке – коррупция плюс повстанческие риски. В Китай инострацев плохо пускают. В Монголии - правительство бедное и требует долю в успешных проектах (как случилось с Ою Толгоем). В остальном – мораторий на поисковые лицензии уже несколько лет. В Индонезии – ограничения для иностранцев. В России политические риски. В Европе крайне длительный процесс согласования (5-7 лет или никогда). Относительно чисто и либерально лишь в Австралии, Чили и Канаде, плюс частично в США. Но в Штатах горнорудные операции ограничены штатами Аризона, Невада, Юта и Аляска. Остальные хотят быть экологически чистыми территориями. Отсюда вклад горной промышленности в, пусть и большой, ВВП США - менее 5%.

Следовательно, большая часть поисковых денег идет в три страны – Австралию, Чили и Канаду. Но там – территории перепоискованные, все больше находят объекты «слепые», которые на поверхность не выходят, а это дольше и дороже. А в Австралии действует суперналог на сверх прибыль. «В общем, везде жмут так или иначе», – пояснил один из участников рынка.

Как бы то ни было, сейчас в мировой горнорудной отрасли – системно – денег нет. В этих условиях привлечь в Казахстан крупных инвесторов можно льготными и облегченными условиями работы и крупными объектами: у большинства компаний высокий порог входа, Только ради них компании готовы (как ради Оую Толгоя или Чу-Сарысуйской урановой провинции) терпеть выходки чиновников. 

Высказать свое мнение
Вопрос дня
В какой валюте Вы храните свои сбережения?
  • Все держу в тенге (на тенговом депозите, акциях и т.д.)

  • Часть держу в тенге, другую часть - в долларах США

  • Все держу в долларах США

  • Все держу в разных иностранных валютах

  • У меня нет сбережений

  • Все держу в тенге (на тенговом депозите, акциях и т.д.)
    19

  • Часть держу в тенге, другую часть - в долларах США
    35

  • Все держу в долларах США
    24

  • Все держу в разных иностранных валютах
    7

  • У меня нет сбережений
    61

Цифра дня
64
место
в мире занимает Казахстан по скорости мобильного интернета
Цитата дня
Я считаю, что те инвестиции, которые из ЕНПФ осуществляются в банк — это надежные инвестиции. Деньги из ЕНПФ должны инвестироваться. Если они не будут инвестироваться, не будет инвестиционного дохода, они будут обесцениваться
Болат Жамишев
председатель правления Банка Развития Казахстана
Курсивъ в соцсетях
Новости партнеров
Loading...
Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное