USD 336.20 331.20
RUB 5.30 5.32
EUR 368.50 363.50
Валюта бирж
USD/KZT
334.89
+0.004%
EUR/KZT
361.61
-0.004%
RUB/KZT
5.28
+0.000%
EUR/USD
1.06
+0.000%
EUR/CHF
1.08
+0.000%
EUR/JPY
121.55
+0.004%
GBP/USD
1.26
+0.000%
USD/CHF
1.02
+0.000%
USD/JPY
114.4
+0.003%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
334.89 361.61 5.28
+0.004% -0.004% +0.000%
Рынки
Нефть Brent
53.93
+0.001%
Нефть WTI
51.86
-0.000%
Золото
1169.8
-0.002%
Серебро
15.16
-0.005%
Платина
979
+0.015%
Никель
116.52
+0.023%
Алюминий
1600.25
-0.007%
Пшеница
406.75
-0.004%
Зерно
364.5
-0.006%
Жилье Алматы
1070
+0.017%
Жилье Астана
995
-0.007%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
53.93 51.86 1169.8
+0.001% -0.000% -0.002%
Индексы
KASE
1372.88
+0.004%
Dow Jones
19614.8
+0.003%
Nasdaq
5417.36
+0.004%
FTSE 100
6931.55
+0.004%
S&P 500
2246.19
+0.002%
MICEX
2215.2
+0.004%
RTS
1102.08
+0.004%
DAX
11185.8
+0.018%
CAC 40
4742.14
+0.010%
Hang Seng
22673.2
-0.008%
Nikkei 225
18996.4
+0.012%
SCI300
3493.7
+0.007%
Ibovespa
60672
-0.012%
BSE Sensex
26765.7
+0.003%
FTSE/JSE
50344.6
-0.004%
KASE Dow Jones Nasdaq
1372.88 19614.8 5417.36
+0.004% +0.003% +0.004%

Цену в $60-65 за фунт ждут все главные производители урана

29.09.2014 12:10   5170   0 Автор: Ирина ДОРОХОВА
На прошедшей в Алматы VII Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы урановой промышленности» исполнительный вице-президент по геологоразведке UraniumOne Александр Бойцов рассказал kursiv.kz о будущих ценах на уран, о том, можно ли в будущем производить уран с низкой себестоимостью и о том, изменит ли рост цен нынешнее незавидное положение уранодобывающих компаний.

– Я правильно понимаю, что в нынешних ценовых условиях «Казатомпром» находится, по сравнению с другими производителями желтого кека, в самом благоприятном положении?

– Безусловно. Компания, если смотреть средневзвешенные показатели по Казахстану, находится в более комфортной зоне.

– Какова средняя себестоимость закиси-окиси в Казахстане?

– В среднем, я полагаю, порядка $20 за фунт.

– Как долго Казахстан сможет добывать уран с такой себестоимостью? До 2020 года?

– Себестоимость постоянно растет – за счет инфляции, за счет того, что, по мере истощения старых рудников, будут вовлекаться более сложные руды. Новые рудники, которые вводятся в эксплуатацию, как правило, с более высокой себестоимостью производства. С какой скоростью она будет увеличиваться – прогнозировать сложно. До 2020 года планируется дальнейший рост ПВ во всех странах. А дальше сырьевая база будет истощаться, запасы – погашаться, некоторые рудники будут закрываться, а чем они будут восполняться – неизвестно.

– Вариантов два: либо искать новые месторождения…

– Либо вводить в эксплуатацию проекты с более высокой себестоимостью.

– И какой, на Ваш взгляд, вариант наиболее вероятен?

– К сожалению, открытие новых месторождений – процесс длительный. Он требует 10-15 лет. Активно геологоразведкой, увы, сейчас не занимаются.

– А канадская Атабаска? Там сейчас чуть ли не урановая лихорадка.

– Да, в Канаде идет разведка. Но, несмотря на то, что содержания урана в руде в сотни раз богаче казахстанских, это не значит, что себестоимость на канадских рудниках ниже.

– Какая там себестоимость, если брать действующие предприятия?

– На лучших рудниках, я думаю, тоже в районе $20-25 за фунт.

– Получается, что себестоимость сопоставима?

– Да, но в Канаде рудники новые, при расчетах необходимо учитывать и капзатраты, и все остальное. И те же канадцы говорят, что лучше бы руды были в 10 раз победнее, но находились бы в более благоприятных геотехнологических условиях – у них же аварии были и на Cigar Lake, и на Mcarthur River.Если говорить о новых проектах, то FissionUranium выглядит весьма перспективным. Но месторождение залегает под озером, так что есть большие горнотехнические риски. Поэтому, возвращаясь к вопросу о вариантах, вероятно, сложится совокупность обстоятельств. Будет и геологоразведка, и новые месторождения открываться, которые в перспективе – возможно, через 10-15 лет будут введены в эксплуатацию. Будут пересматриваться резервные месторождения, на их базе будут строиться предприятия.Ну и вторичные источники по-прежнему существенную роль будут играть.

– Но они же не занимают большую долю в обеспечении поставок.

– Сейчас они занимают 10-15%. Их значительное количество, они остаются.
 
– Я так понимаю, то, что цена на уран будет расти, – это неизбежно.

– Да, должна расти, все этого ожидают. Это уже происходит – чуть-чуть, но, тем не менее, цена подросла, посыл такой есть.

– А с чем он связан?

– В основном, играют роль биржевые факторы. Просто некоторые компании распродали излишки, стало меньше предложения на спотовом рынке. Он занимает небольшую долю в объемах продаж, но определяет общую политику на урановом рынке. Но эти факторы имеют локальное значение. Раньше, скажем, 15 лет назад на какое-то рядовое событие, например, аварию на какой-то шахте, рынок моментально реагировал ростом цен. Сейчас одни говорят, что переносят Cigar Lake, другие – что закрывают Каелекеру, на забастовку в Cameco - рынок почти не реагирует.

– Вы сами сказали – «локальное значение».Что же сможет фундаментально сдвинуть рынок с мертвой точки?

– Япония. Как Япония будет реанимировать свой парк АЭС – вот это будет реальный стимул. Если Япония продекларирует, что она на самом деле будет восстанавливать станции и опять возобновлять атомную энергетику – это будет хороший сигнал для рынка.

– Япония? Даже не Китай, который постепенно вводит одну станцию за другой?

– Китай ничего нового не сказал. Их станции были давно известны. В общем же могу сказать, что цену в $60-65 за фунт ждут все главные производители урана, чтобы активизировать свои проекты.

– Но если будет расти себестоимость, то это будет означать, что маржа останется примерно на том же уровне и положение урановых компаний, в сущности, не изменится так?

–Мы рассчитываем, что такая цена позволит инвестировать в новые урановые проекты. 

– Понятно. Если вернуться к «Казатомпрому», ему есть смысл наращивать свою долю на рынке, пользуясь своей низкой себестоимостью?

– А зачем? В условиях таких цен?

– Но они же не в убыток себе работают.

– Сейчас реальный избыток предложения на рынке урана. И этим активно пользуются китайские компании, пополняя свои складские запасы, готовясь к своим будущим программам. Это, в общем, логично. И избыток предложения будет сохраняться еще какое-то время. Какое именно – не могу сказать. Но этот фактор тоже не способствует росту цен на уран. Поэтому производители не торопятся, и «Казатомпром», я считаю, вполне взвешенную политику проводит, не стремясь наращивать добычу в условиях депрессивного рынка.

– Но ведь все равно наращивает.

– Он отрабатывает то, что раньше уже было запущено. Движется по ранее намеченному плану. Да, у «Казатомпрома» есть возможность нарастить добычу на 5 тыс. тонн в год, возможно, даже больше. Но сейчас не время.

– Ясно. Какие планы по добыче у Uranium One на 2014 год?

– В 2013 году мы, добыли 5086 тонн урана – в основном, в Казахстане. В этом году чуть меньше будет, около 4850 тонн. Мы немного скорректировали планы по Заречному, в США поменьше будет, Австралию остановили.

– А в 2015 году?

– Будет увеличение, потому что два рудника – Акбастау и Кызылкум – еще в стадии развития, они еще не вышли на проектную мощность.

–А когда выйдут?

– Акбастау через два года выйдет на 2 тыс. тонн, а будущее Кызылкума пока непонятно, сейчас там проводят разведку Северного участка Хорасана. В настоящее время производство на уровне850 тонн в год, лет за пять планируем выйти на 2 тыс. тонн.

– Когда будут известны результаты разведки?

– В 2018 году будет защита запасов. Проектная мощность на Хорасане 3 тыс. тонн, но надо посчитать, когда выходить на эти 3 тыс. тонн и надо ли вообще это делать.

– А выполнение лицензионных обязательств? Разве рудники не обязаны производить определенный объем продукции?

– Рабочая программа базируется на проектных документах. Выходит ТЭО, оно показывает, сколько мы можем добывать и, если есть необходимость, мы корректируем документы, вот и все. Проектные документы были, рабочая программа тоже – когда предприятие только начинало работать, и не было запасов. По мере развития они защищаются, разрабатываются проекты, и на основании этих базовых документов вносятся коррективы.

– Каковы перспективы Заречного?

– По нему как раз скорректировали программу в сторону уменьшения – процентов на 5-10.

– Почему?

– Есть неподтверждение запасов, геологическое строение месторождение оказалось более сложным, чем это представлялось изначально, рудные тела оказались более сложной конфигурации. Той разведочной сети, которая была на момент разведки, оказалось недостаточно. Если говорить простым языком, мы бурим – а в этом месте руды нет, приходится больше бурить, чтобы ее поймать. Где-то она подтверждается, где-то нет.

– Вы говорили, что Uranium One пробовала в Танзании подземное выщелачивание. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о результатах.

– Это первый опыт, это, скорее, изыскательские работы. Нельзя говорить, что они имеют промышленное значение, пока это выглядит как некая опция к проекту.

– Но ведь изначально Мкуджу Ривер был запланирован под карьер…

– Да, под карьер. Но когда мы пришли туда, я посмотрел, как выглядят руды, увидел, что они проницаемы, увидел, что минерализация должна легко выщелачиваться. Узнали, что треть запасов находится ниже уровня грунтовых вод. И у меня возникла мысль попробовать ПВ.

– Треть запасов – это сколько?

– Это около 20 тыс. тонн. Это немало. Причем треть из них находится вне контуров проектируемых карьеров, то есть изначально их вообще не планировалось вовлекать в эксплуатацию. Поэтому мы и поставили такой опыт.Привлекли «Русбурмаш», провели гидрогеологические исследования, натурный опыт PushPullполучили хорошие значения. PushPull – это значит, в одну скважину закачали раствор, потом из нее же через некоторое время откачали обратно. Сравнили содовое и кислотное выщелачивание. На содовом вообще ничего не получили, на сернокислотном концентрации оказались до 120 мг/литр через сутки, что сопоставимо с добычными содержаниями в Казахстане. Но это только начало, там много вопросов, которые надо решать – и экология, и ландшафт, и гидрогеология сложная. Если карьер у нас на уровне Feasibility Study, то ПВ – это только изыскательские работы, и надо наращивать их, чтобы показать экономическую привлекательность и техническую возможность.

– Сколько надо времени и денег на это?

– Полтора-два года для натурного опытатипа конверта, а потом еще столько же для опытно-промышленных работ.

– В сумме – три-четыре года, верно?

– Да, вероятно. 

– А денег?

– Первый этап – где-то $3,5-4 млн, а дальше надо смотреть.

– Получается, что все равно мир будет искать ролл-фронты как самый дешевый источник урана?

– Я за то, чтобы Казахстан реанимировал свою поисковую геологоразведку. Возможны выявления, прежде всего, здесь. Может быть, на больших глубинах, в более сложных условиях – но все же вероятность выше. Я думаю и UraniumOne в этом при возможности поучаствовал. В других странах, например, в США, тоже есть месторождения, но если мы говорим о цене – то и капзатраты, и себестоимость на них вдвое выше казахстанских.Там и геотехнология другая – ниже проницаемость. Хотя и глубины меньше. 

– Насколько велика вероятность, что разведка будет возобновлена?

– Темпы геологоразведки будут зависеть от того, какими темпами будет развиваться атомная энергетика. Многие месторождения – то же Мкуджу Ривер – будут отрабатываться, когда этого позволят цены.
Высказать свое мнение
Вопрос дня
В Казахстане планируется проведение амнистии осужденных в связи с 25-летием Независимости РК. Предположительно под амнистию попадут 30 тыс. человек. Как Вы это оцениваете?
  • 1. Положительно – нужно прощать людям их ошибки

  • 2. Положительно – сократятся расходы на содержание заключенных

  • 3. Отрицательно – увеличится количество потенциальных преступников

  • 4. Отрицательно – увеличится количество безработных

  • 5. Мне все равно

  • 1. Положительно – нужно прощать людям их ошибки
    244

  • 2. Положительно – сократятся расходы на содержание заключенных
    138

  • 3. Отрицательно – увеличится количество потенциальных преступников
    415

  • 4. Отрицательно – увеличится количество безработных
    82

  • 5. Мне все равно
    28

Цифра дня
1
млн тонн нефти
планируется добыть до конца текущего года на месторождении Кашаган
Цитата дня
Предложение Главы государства провести амнистию является актом милосердия и актом гуманизма, проявлением Президентом страны доброй воли и доверия по отношению к нашим гражданам, преступившим закон
Нурлан Нигматулин
Председатель Мажилиса Парламента РК
Курсивъ в соцсетях
Новости партнеров
Loading...
Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное