USD 337.60 338.00
RUB 5.26 5.28
EUR 378.50 379.50
Валюта бирж
USD/KZT
336.99
+0.001%
EUR/KZT
377.83
+0.003%
RUB/KZT
5.27
+0.004%
EUR/USD
1.12
+0.000%
EUR/CHF
1.09
+0.000%
EUR/JPY
113.76
+0.007%
GBP/USD
1.3
+0.000%
USD/CHF
0.97
+0.000%
USD/JPY
101.35
+0.007%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
336.99 377.83 5.27
+0.001% +0.003% +0.004%
Рынки
Нефть Brent
48.74
+0.001%
Нефть WTI
47.32
+0.006%
Золото
1324.9
-0.004%
Серебро
15.16
-0.005%
Платина
979
+0.015%
Никель
110.83
+0.006%
Алюминий
1600.25
-0.007%
Пшеница
403.25
-0.002%
Зерно
364.5
-0.006%
Жилье Алматы
1104
-0.016%
Жилье Астана
999
-0.007%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
48.74 47.32 1324.9
+0.001% +0.006% -0.004%
Индексы
KASE
1165.21
-0.003%
Dow Jones
18339.2
+0.006%
Nasdaq
5318.55
+0.002%
FTSE 100
6849.38
+0.006%
S&P 500
2171.15
+0.005%
MICEX
1980.68
+0.003%
RTS
975.37
+0.002%
DAX
10438.3
+0.007%
CAC 40
4431.49
+0.007%
Hang Seng
23698.5
+0.003%
Nikkei 225
16699.2
+0.014%
SCI300
3250.26
+0.006%
Ibovespa
59355.8
+0.016%
BSE Sensex
28292.8
+0.002%
FTSE/JSE
51773.5
+0.017%
KASE Dow Jones Nasdaq
1165.21 18339.2 5318.55
-0.003% +0.006% +0.002%

Спас ли Таможенный союз Казахстан в кризис?

16.04.2014 10:05   8843   1 Автор: Аскар МУМИНОВ

Премьер-министр России Дмитрий Медведев вчера во время встречи со своими коллегами из Белоруссии и Казахстана заявил, что во многом благодаря ТС экономики всех 3 стран плавно прошли через испытания кризисом. Однако у казахстанских экспертов не столь оптимистичные выводы о роли Таможенного союза в развитии Казахстана.

Накануне состоялась встреча глав правительств Казахстана, России и Белоруссии.

"У взаимодействия в форме "тройки" вполне конкретный результат, это сокращение барьеров во взаимной торговле, которое частично, во всяком случае, может компенсировать снижение спроса на внешних рынках, смягчить некоторые последствия финансового кризиса. По итогам прошлого года товарооборот Таможенного союза превысил в общей сложности $ 64 млрд, это очень значимая цифра”, - отметил премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Он подчеркнул, что эта встреча проходит перед важным событием – подписанием договора о Евразийском экономическом союзе, который должен быть подписан в начале мая.

Также премьеры отметили, что они продвинулись по всем значимым темам – нефть, газ, транспорт, сельскохозяйственные вопросы. Главы правительств Казахстана, России и Белоруссии пришли к единству по вопросам создания единых правил доступа к услугам естественных монополий, в сфере электроэнергетики, договорились о разработке индикативных балансов газа, нефти и нефтепродуктов.

"Завершается кодификация правовой базы Таможенного союза и Евразийского экономического пространства, по большинству вопросов найдены содержательные развязки, компромиссы. Надеюсь, что мы в таком ключе и дальше продолжим работу", - заметил российский премьер.

Таким образом, вряд ли могут произойти непредвиденные обстоятельства, которые способны отложить подписание договора о ЕЭС. Несмотря на это, общий фон в Казахстане перед его подписанием назвать благостным сложно. В прошлую субботу в Алматы прошел масштабный антиевразийский форум, как сообщило радио «Свобода», материалы, связанные с его работой, оказались недоступны в Казнете. На нем более 500 человек выступили против присоединения Казахстана к ЕЭС.

Между тем казахстанские эксперты продолжают обсуждать плюсы и минусы от участия Казахстана в уже действующем интеграционном объединении – Таможенном союзе и риски от присоединения к Евразийскому союзу. Эти обсуждения особенно актуализировались сейчас, когда тема интеграционного выбора становится разделительной чертой для многих постсоветских государств.

Эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Аскар Нурша подготовил обширный доклад о евразооптимистах и евразоскептиках в РК. Он и другие эксперты поделились своими размышлениями и экспертными выкладками о процессе интеграции и роли Астаны в нем.

Аналитики отмечают, что высказанная президентом Казахстана идея евразийской интеграции обсуждается в казахстанском обществе с середины 90-х годов прошлого века. Несмотря на широкий резонанс, который она произвела в стране, на постсоветском пространстве и за его пределами, реальная дискуссия по вопросам евразийской интеграции началась фактически лишь с созданием Таможенного союза и единого таможенного пространства Казахстана, России и Беларуси. То есть когда евразийская интеграция стала воплощаться на практике, а население республики ощутило на себе первые результаты принятия правовых норм, регулирующих экономические отношения трех государств.

Вместе с тем, по мнению Аскары Нурши, в словах Дмитрия Медведева о роли ТС в поддержании экономик трех союзных стран в период кризиса есть определенная истина. Экономический кризис вывел Таможенный союз в число ключевых приоритетов казахстанско-российских отношений. Он отметил, что одним из важнейших последствий экономического кризиса стало ухудшение внешней конъюнктуры на фоне падения спроса и снижения цен на казахстанское сырье. Для защиты рынков один за другим внешнеторговые партнеры Казахстана начали вводить протекционистские меры. В силу глубокой взаимозависимости экономик Казахстан стремился предотвратить введение Россией и другими постсоветскими странами новых дискриминационных мер в отношении казахстанской продукции, что было чревато дальнейшим сокращением экспорта и усилением влияния на экономику негативных тенденций. Создание Таможенного союза рассматривалось Казахстаном как один из механизмов смягчения воздействия на экономику мирового финансово-экономического кризиса посредством экономического регионализма и углубления процессов экономической интеграции.

Товарооборот между Казахстаном и Россией, демонстрировавший неуклонный рост с конца 90-х годов, в 2007-2008 гг. достиг своих пиковых показателей, как по экспорту, так и по импорту. Исключением стал 2009 год, когда взаимная торговля под влиянием мирового финансово-экономического кризиса резко сократилась, вернувшись к позициям 2006 года, с $ 19,9 млрд. до 12,4 млрд. Казахстанский экспорт в Россию сократился с рекордных для взаимной торговли в «нулевых» 6,2 млрд. до 3,5 млрд. долл. А российский импорт с 13,7 млрд. скатился к отметке в 8,89 млрд. долл. Аналогичные кризисные процессы проходили в этот период в торговле Казахстана и с другими странами. В целом, за исключением кризисного 2009 года, торгово-экономические связи между Казахстаном и Россией развивались вполне успешно. Объемы взаимной торговли ежегодно росли. Все это дало основание комментаторам назвать казахстанско-российские отношения моделью двустороннего сотрудничества на пространстве СНГ. Анализ динамики двусторонних отношений показывает, что экономическое сближение Казахстана и России было бы продолжено и без создания Таможенного союза.

В 2010 году в границах Беларуси, Казахстана и России заработало единое таможенное пространство. С 1 июля 2011 года на внутренних границах Беларуси, Казахстана и России был отменен таможенный контроль и перенесен на внешний периметр Таможенного союза. К началу функционирования Таможенного союза и смене условий ведения бизнеса отечественные предприниматели оказались не готовы, что в целом является характерным явлением для стран постсоветского пространства. В начале января 2010 года соответствующие претензии в адрес правительства высказали отечественные производители сельхозпродукции. Ауезхан Даринов, президент республиканского общественного объединения «Союз фермеров Казахстана», выразил опасение тем, что низкие цены на продовольственные товары в соседних странах могут привести к упадку производства в Казахстане. Для удержания позиций на рынке отечественные сельхозпроизводители попросили у правительства государственные субсидии.

Напротив, одобрительно начало работы Таможенного союза восприняла компании «Азия Авто», являющаяся производителем легковых автомобилей в РК. В компании убеждены, что ТС будет способствовать модернизации авторынка страны. «В дальнейшем облик вторичного рынка помолодеет – его пополнение будет происходить не за счет ввоза 10-летних машин, а через вторичную продажу новых. Не стоит забывать, что в РК за последние пять лет ввезли 1,5 млн подержанных авто. Может быть, государству придется прилагать дополнительные усилия, чтобы очистить дороги от хлама»,– подчеркнул президент компании Ержан Мандиев. Такая позиция была вполне понятна, потому что компания рассчитывала на доступ к автомобильному рынку России. Кроме того, в результате повышения таможенных пошлин вырос спрос на произведенную в Казахстане автомобильную продукцию.

Несмотря на некоторые проблемы и отсутствие полноценного взаимодействия между странами-участницами, первый год Таможенного союза получил обнадеживающую оценку отечественных экономистов. По итогам 2010 года взаимная торговля Казахстана, России и Беларуси выросла на 29,1%, составив $ 47,2 млрд. Сравнивая показатели импорта и экспорта казахстанских и российских товаров, можно заметить, что импорт российской продукции в Казахстан в 2010 году ( $11,0062 млрд.) в два раза превысил казахстанский экспорт в Россию ( $4,8204 млрд.). Аналогично более чем в два раза белорусский импорт в Казахстан превысил экспорт казахстанских товаров в Беларусь. Перспективы увеличения казахстанского экспорта зависели от проблемы нетарифных и административных ограничений на поставки казахстанской продукции на рынки стран-партнеров. В Астане данную проблему хорошо понимали, но рассчитывали, что ее удастся урегулировать с российской и белорусской стороной в ходе продолжающихся переговоров.

Однако в целом, внешнеторговый оборот Казахстана с Россией продемонстрировал рост с $12,4 млрд. в 2009 году до $15,8 млрд. Рост экспорта казахстанских товаров в Россию составил за первый год работы Таможенного союза 36%. Четырехкратным стал рост казахстанского экспорта в Беларусь – $ с 54,7 млн. до 200,2 млн.

Данные взаимной торговли настраивали казахстанские власти на позитивный лад. Об этом, в частности, свидетельствует послание народу Казахстана в январе 2011 года, в котором президент отметил увеличение экспорта казахстанской продукции в страны Таможенного союза по итогам прошедшего года и прирост таможенных пошлин в бюджет страны. Исходя из прозвучавших данных, Таможенный союз расценивался «очень прагматичным и конкретным проектом, который решает экономические задачи наших стран». От создания Единого экономического пространства руководство республики ожидало огромный рынок сбыта для казахстанских производителей и стимул для отечественного бизнеса к производству конкурентоспособных товаров и услуг/

Создание Таможенного союза в целом способствовало росту взаимной торговли между странами-участницами. После спада в 2009 году, когда объем товарооборота Казахстана со странами Таможенного союза упал до $ 12,8 млрд в 2010-м показатели товарооборота вновь устремились вверх до отметки в $18,175 млрд., а в 2011-м превысили показатели предкризисного для торгово-экономических отношений 2008 года (20,5 млрд. долл.), достигнув $ 24,5 млрд.

По сравнению с предыдущим годом товарооборот Казахстана со странами ТС за 2011 год вырос на $ 6,35 млрд, что составило 34,9%. Товарооборот Казахстана с Россией увеличился с $ 12,443 млрд в 2009 году до 23,799 млрд, с Беларусью – с 421,8 млн. в 2009-м до 726,9 млн долл. Вместе с тем, при рассмотрении показателей экспорта и импорта мы видим, что их соотношение во внешней торговле Казахстана в рамках ТС складывается за период 2010–2011 годов не в пользу Казахстана. Рост казахстанского экспорта в Россию и Беларусь в денежном выражении серьезно уступил росту импорта из этих стран. Экспорт казахстанских товаров в Россию увеличился более чем вдвое с $ 3,5 млрд в 2009 году до 7,5 млрд за 2011-й. Экспорт в Беларусь возрос с $ 54,7 млн в четыре раза в 2010 году до $ 247,1 млн. Но затем пережил падение в 2011 году до $ 103,5 млн, и тем не менее по сравнению с 2009 годом был отмечен двукратный прирост экспорта

Политолог Эдуард Полетаев, анализируя период развития Казахстана после вступления в ТС, заметил, что один из позитивных результатов Таможенного союза заключается в предотвращении намерений уехать из страны тех людей, которые чувствовали бы в ином случае потребность эмигрировать из одного государства в другое. Многочисленное этническое сообщество русских, которые компактно проживают на севере страны, чувствовало, что у них есть будущее в независимом государстве Казахстан.

Вместе с тем критики объединения находят свои вполне убедительные аргументы. Перенос таможенных постов на внешние границы Таможенного союза меняет условия торговли с другими внешнеполитическими партнерами страны. Если для крупных торговых держав – Китая, ЕС и США – изменения некритичны, то на южном направлении, учитывая географическое положение Казахстана, они способны негативно повлиять на торгово-экономические и политические отношения с республиками Центральной Азии. Этот вопрос, в частности, поднимает общественный деятель и культуролог, бывший посол Казахстана в Китае Мурат Ауэзов. Назвав себя противником Таможенного союза, он оговорился, что не является экономистом и поэтому не знает, какую выгоду от этого получит Казахстан. Но его настораживает, что «Таможенный союз отлучает от фундаментальной для нас реальности, какой является для нас Центральная Азия».

Для других оппонентов Таможенного союза сама интеграция в рамках Таможенного и Евразийского союза предполагает конец многовекторной политики и геополитический сдвиг в сторону России. К примеру, общественный деятель, бывший председатель партии зеленых «Руханият» Серикжан Мамбеталин, говоря об интеграции, подчеркнул: «Мы не можем интегрироваться с Россией настолько, чтобы завтра не иметь возможности развивать самостоятельно, без оглядки на Россию, отношения и с Китаем, и с Евросоюзом, и с США, и с другими региональными державами».

Следующий этап в дискуссии вокруг евразийской интеграции связан с активизацией России по продвижению политической составляющей интеграции, что вынудило казахстанские власти внести ясность в позицию страны по данному вопросу и жестко очертить пределы и глубину возможного на данный момент для Астаны интеграционного взаимодействия. Опубликованные в начале 2012 года статистические данные по взаимной торговле стран Таможенного союза показали казахстанскому руководству, что Таможенный союз не только несет в себе новые возможности для торговли, но и содержит риски, над которыми нужно серьезно работать.

Падение экспорта в страны Таможенного союза и увеличение импорта заставило власти призадуматься над реальным потенциалом Казахстана и эффективностью экономической стратегии правительства в интеграционном объединении, которая плохо согласовывалась с ухудшением показателей Казахстана во взаимной торговле. Высказывались мнения, что Таможенный союз был стимулом роста цен в Казахстане. «Основной минус ситуации в том, что интеграционные процессы стали фактором общего ухудшения бизнес-среды. – аргументировано писал эксперт Института азиатских исследований Алексей Иконников в журнале «Центр Азии». – Переработчикам, транспортникам, другим бизнесменам в Казахстане стало сложнее работать на рынке из-за давления российских компаний. При всем при этом, в казахстанском бизнесе сохраняется недовольство в связи с тем, что сами активно заходя в Казахстан, россияне не очень пускают наших на свой рынок».

В свою очередь, рост цен таил в себе реальные социально-политические риски. По мнению политолога Султана Акимбекова, Таможенный союз объективно создал условия для роста недовольства в Жанаозене во второй половине 2011 года. После объединения экономических систем – России и Казахстана – в рамках Таможенного союза «казахстанские цены стали стремиться к более высокому российскому уровню». При этом «рост цен на сельскохозяйственную продукцию оказался более болезненным для западных регионов Казахстана, где в отличие от юга, Алматы, Астаны, других городов нет собственной сельскохозяйственной округи».

Казахстанское общество довольно остро отреагировало на дискурс в российском информационном пространстве о грядущем перерастании ТС в политический союз с центром в Москве. На фоне острой внутриполитической дискуссии, казахстанские власти решили тверже обозначить позицию страны в интеграционных процессах, выдвинув положение о том, что на данном этапе речь идет исключительно об экономической интеграции.

Проигнорировав сигналы казахстанской стороны, с начала 2012 года российские власти усилили давление на своих партнеров, вовлекая их в переговоры по вопросу развития парламентского измерения евразийской интеграции. Необычную активность на данном направлении развил председатель Государственной Думы РФ Сергей Нарышкин, бывший руководитель администрации президента РФ, выступив за создание Евразийского парламента, сформированного на основе прямых демократических выборов.

Комментируя предложение спикера Госдумы, глава казахстанской делегации, депутат Сената, председатель Партии патриотов Гани Касымов выразил уверенность в том, что Казахстан не готов и не пойдет на создание Евразийского парламента, поскольку это противоречит Конституции и Декларации независимости страны. «Надо фундаментальные основы нашей государственности пересматривать, а это невозможно, поэтому я против того, чтобы такие разговоры велись, а тем более с какой-то стороны об этом уже с уверенностью говорится. Никаких наднациональных органов, организаций, структур, базисов или политических надстроек», – заявил казахстанский депутат.

Новая позиция казахстанских властей была встречена ростом критики в России. Информационное давление на Казахстан со стороны российских СМИ и экспертного сообщества было очень серьезным. Как отмечал по этому поводу Султан Акимбеков: «Москву подводит явная торопливость, стремление форсировать события и использовать разные средства для давления. Один из весьма показательных способов – это целая череда российских экспертов, которые периодически дают свои комментарии по поводу Казахстана и его будущего. По тому, какие именно эксперты время от времени появляются на нашем информационном поле и какие темы они поднимают, можно даже косвенно оценить степень недовольства Кремля».

«Тактика «экономического прагматизма», реализуемая Казахстаном в рамках Таможенного союза с 2012 года, в целом показала свою действенность. Казахстан ясно сформулировал свои приоритеты и принципы участия в ТС и ЕС. Следующий этап дискуссии связан с перспективами создания Евразийского экономического союза и его влиянием на экономику Казахстана и геополитическое окружение страны», - отметил Аскар Нурша.

20 июля 18:07
kairat
Ну тут даже ходить далеко не надо смотрим на 2009 год, на цифры экспорта, теперь на 2010ый. Цифры выросли, учитывайте что к 2010му кризис окончательно еще не прошел, да и последствия определенно дают о себе знать, но тем не менее доля экспорта выросла. От сюда получается что ТС был выгоден для нас и помог нам миновать кризис.
Ответить
Высказать свое мнение
Вопрос дня
В городах Алматы, Астана и Шымкент стартовала система велопроката «Almatybike», когда каждый житель этих городов может взять в аренду велосипед и пользоваться им. Как вы думаете, позволит ли это снизить транспортную нагрузку в этих городах?
  • Да, я думаю, автомобилей (транспортных заторов) будет меньше

  • Нет, я думаю, что автомобилей (транспортных заторов) меньше не станет

  • Я думаю, это бесполезный проект

  • В любом случае это полезный проект

  • Да, я думаю, автомобилей (транспортных заторов) будет меньше
    30

  • Нет, я думаю, что автомобилей (транспортных заторов) меньше не станет
    51

  • Я думаю, это бесполезный проект
    56

  • В любом случае это полезный проект
    123

Цифра дня
42,7
млрд тенге
предусмотрены в бюджете Казахстана на укрепление правопорядка и противодействие религиозному экстремизму и терроризму
Цитата дня
Мы неоднократно рекомендовали предприятиям и населению не держать все накопления в иностранной валюте, а диверсифицировать их. Более того, ставки по тенговым депозитам для населения сейчас в 7 раз выгоднее, чем ставки по депозитам в иностранной валюте
Данияр Акишев
Председатель Национального Банка Казахстана
Курсивъ в соцсетях
Новости партнеров
Loading...
Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное