USD 326.20 326.90
RUB 5.42 5.44
EUR 370.70 372.50
Валюта бирж
USD/KZT
324.98
+0.000%
EUR/KZT
378.34
+0.000%
RUB/KZT
5.53
+0.000%
EUR/USD
378.34
+0.000%
EUR/CHF
378.34
+0.000%
EUR/JPY
378.34
+0.000%
GBP/USD
422.7
+0.000%
USD/CHF
324.98
+0.000%
USD/JPY
324.98
+0.000%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
324.98 378.34 5.53
+0.000% +0.000% +0.000%
Рынки
Нефть Brent
47.85
-0.030%
Нефть WTI
45.6
-0.029%
Золото
1255
+0.008%
Серебро
15.16
-0.005%
Платина
979
+0.015%
Никель
115.83
-0.015%
Алюминий
1600.25
-0.007%
Пшеница
417.25
+0.002%
Зерно
364.5
-0.006%
Жилье Алматы
1031
-0.010%
Жилье Астана
948
-0.018%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
47.85 45.6 1255
-0.030% -0.029% +0.008%
Индексы
KASE
1380.46
+0.003%
Dow Jones
19796.4
+0.002%
Nasdaq
5412.54
-0.006%
FTSE 100
6890.42
-0.009%
S&P 500
2256.96
-0.001%
MICEX
2224.61
+0.007%
RTS
1145.98
+0.031%
DAX
11184.5
-0.002%
CAC 40
4760.77
-0.001%
Hang Seng
22410.2
-0.016%
Nikkei 225
19155
+0.008%
SCI300
3409.18
-0.025%
Ibovespa
59047
-0.025%
BSE Sensex
26515.2
-0.009%
FTSE/JSE
50527.9
-0.007%
KASE Dow Jones Nasdaq
1380.46 19796.4 5412.54
+0.003% +0.002% -0.006%

Странная программа повышения устойчивости банковского сектора

17.07.2017 10:30   9689   0 Автор: Жангир РАХЖАНОВ, экономист

Прогрессивность и решительность текущего руководства Нацбанка явно стала сдуваться. Меры, предложенные регулятором по повышению устойчивости банковского сектора, не решают реальных проблем и выглядят как государственное поощрение проблемным банкам.

До последнего времени текущее руководство Нацбанка выгодно отличалось от правительства в части своей открытости и пояснений своих текущих и будущих действий. Однако публичное обсуждение проекта программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора внезапно стало напоминать то, что происходит со стратегическими программными документами наших министерств.

Прежде всего, проект этой важной программы так и не был опубликован для общественности. 30 июня в 11 часов документ был разослан финансовым организациям с просьбой дать свои комментарии до 16:00 того же дня. То есть, Нацбанк милостиво дал им 5 часов, чтобы прокомментировать программу, крайне важную как для банковской системы, так и для всей экономики в целом. Затем 11 июля регулятор провел официальную презентацию программы, по всей видимости считая её полностью готовой к подписанию.

То есть Нацбанк начал использовать любимую тактику нашего правительства, когда общественность может увидеть важные стратегические и программные документы страны лишь после того как они уже утверждены и обратной дороги нет. При этом проект программы, разосланный финансовым организациям, вызывает очень серьезные вопросы.

Интересно также отметить, что раньше проекты стратегических программ можно было найти на сайте НПП на странице «обсуждение законопроектов». Сейчас палата предпринимателей публикует только какие-то мелкие проекты государственных документов, а серьезные почему-то перестали публиковаться, хотя НПП получает их и рассылает своим бизнес-ассоциациям.

Очень удивляет анализ текущей ситуации, проведенный Нацбанком

В программе Нацбанк проводит анализ текущей ситуации в банковской системе, из которого становится непонятно, чем вообще занимается регулятор. В частности, в программе говорится. «Фактический объем неработающих займов может быть больше, чем признаётся в отчётности, а ожидаемые убытки по ним могут превышать сформированные провизии». Очень интересное заявление регулятора, который в рамках своей деятельности регулярно проверяет каждый банк, уделяя особое внимание изучению кредитного портфеля.

Получается, что Нацбанк не знает фактический объем неработающих займов, а его специалисты при проверке кредитных портфелей банков не могут оценить их качество? Если это так, то реформу банковской системы надо начинать именно со специалистов Нацбанка.

Далее в секции об анализе текущей ситуации говорится. «Несмотря на серьёзность проблемы, эффективное решение остаётся недоступным, так как Национальный Банк ограничен законодательством в праве применить суждение по обесценению актива и вынужден полагаться в решениях на сведения банков». Здесь Нацбанк противоречит уже своему предыдущему заявлению.

То есть, получается, что он все-таки может определить качество кредитных портфелей банков, однако если банк говорит на черное, что это белое, то регулятор ничего не может сделать и обязан принять точку зрения банка. Такое заявление выглядит очень несерьезно. Спрашивается, зачем тогда вообще нужен регулятор и зачем делается детальная проверка банков, если он обязан верить им на слово. От такой ситуации просто слеза наворачивается, но верится с трудом.

Все-таки проблема не в законодательстве, а в самом Нацбанке. Например, регулятор в начале апреля этого года выставил предписание Казкоммерцбанку, которое было опубликовано на бирже. В документе, ссылаясь на результаты проверки, которая проводилась в банке с ноября 2015 года по февраль 2016 год, регулятор поручил руководству ККБ в срок до 10 апреля 2017 года предоставить план мероприятий для решения вопросов, связанных с достаточностью провизий кредитного портфеля. При этом сумма дополнительных провизий (по состоянию на 1 октября 2015 года) была оценена в 908 млрд тенге, из которых 783 млрд тенге относятся к кредиту БТА банка, а 125 млрд к другим кредитам.

По этому предписанию можно сделать несколько выводов. Во-первых, у Нацбанка есть все законодательные права требовать от банков доначисления провизий на кредитные убытки, и если они этого не сделают, то по текущим правилам Нацбанка санкции могут быть очень серьезные, вплоть до снятия руководства и отзыва лицензии банка.

Во-вторых, зная о плохом качестве кредитного портфеля Казкома, Нацбанк не предпринял никаких шагов в направлении того, чтобы отчетность банка и отчётность самого Нацбанка (по банковской системе) правильно отражали реальную картину по кредитному портфелю ККБ.

В-третьих, у Нацбанка все-таки есть серьезные проблемы с оценкой кредитных портфелей. Это можно заключить по тому, что перед сделкой с Народным Казком произвел дополнительную корректировку чистой стоимости активов, не связанных с кредитом БТА, в размере около 550 млрд тенге, а не 125 млрд, как указывалось в предписании.

Однобокий анализ международного опыта

После анализа текущей ситуации в банковской системе в программе идет чересчур большая глава по анализу международного опыта. Здесь Нацбанк отличился в избирательном подходе, выбирая только то, что ему выгодно, и забывая все остальное. В идеале, основной смысл такого анализа должен был заключаться в том, чтобы понять, как при минимальных государственных расходах (денег налогоплательщиков) добиться максимального результата с проблемными банками.

Именно в этом направлении Нацбанк не провел никакого исследования. Вместо этого он просто написал вещь, которая напрямую противоречит международному опыту. «В период кризисных явлений государство заинтересовано в поддержке банков в целях обеспечения устойчивости всей финансовой системы и экономики». Здесь не надо быть экспертом, чтобы понять, что в период кризисных явлений у государства обычно очень мало денег и лучше направлять их не на поддержку банков, а на другие более полезные вещи.

Странные цели и механизмы реализации программы

В главе, посвященной целям, принципам и механизмам реализации программы по повышению финансовой устойчивости банковского сектора, прежде всего удивила первая цель программы – «солидарная с акционерами докапитализация банков и обеспечение финансовой стабильности банковского сектора».

Во-первых, «солидарная с акционерами докапитализация банков» - это механизм реализации, а не цель. Причем, такой механизм так и не был ничем обоснован! При этом, он вызывает большие сомнения, но об этом чуть позже.

Во-вторых, ставя цель «обеспечение финансовой стабильности банковского сектора» Нацбанк так и не привел никаких доказательств того, что после оказания такой громадной госпомощи Казкому банковский сектор до сих пор остается нестабильным.

В целом, читая эту главу, сразу приходишь к мысли, что вся программа задумывалась с одной целью – оказание госпомощи для отдельных банков, которые имеют «социальную значимость для страны». Интересно, что по мнению регулятора, «социальная значимость» определяется размером капитала банка, в чем нет никакой логики. В международном опыте тоже нет определения «социальной значимости» банков. Там только есть одна важная градация – «системообразующие и несистемообразующие» банки. Зачем Нацбанк начал изобретать новые и непонятные термины понятно только ему одному.

Также в этой же главе указываются меры по повышению финансовой устойчивости теперь уже единственного системообразующего банка – Народного. Судя по тексту программы, предложенные меры описывают уже оказанную госпомощь для Казкома и уже осуществленную сделку по его покупке. По всей видимости, помимо этого никакой дополнительной помощи Народному не будет оказано. По сделке Народного с Казкомом я недавно давал подробные комментарии. (https://www.kursiv.kz/news/finansy/vo-skolko-oboslos-gosudarstvo-spasenie-bta-kkb/)

Далее в главе описываются меры по оказанию господдержки для «социально значимых» банков и именно эта часть вызывает много очень серьезных вопросов. Перед тем, как обсудить «помощь» Нацбанка «социально значимым» банкам, было бы неплохо рассмотреть некоторые рекомендации МВФ, опубликованные в мае этого года. (http://www.imf.org/~/media/Files/Publications/CR/2017/Russian/cr17108r.ashx)

Очень хорошие рекомендации МВФ отброшены в сторону

Интересно, что Нацбанк старается достаточно хорошо соответствовать рекомендациям этой авторитетной международной организации с точки зрения монетарной политики, но почему-то собирается действовать противоположным образом в том, что касается реформ в банковской сфере. Приведу несколько цитат из указанного отчета МВФ относительно банковского сектора.

«Персонал МВФ подчеркнул, что для оценки финансового состояния и достаточности капитала необходима независимая перспективная оценка качества активов банка, причем государственное участие в сделке по приобретению «ККБ» банком «Халык» не должно стать прецедентом для оказания поддержки другим банкам. Ключевыми элементами укрепления сектора должны стать признание убытков по кредитам и вливание акционерного капитала, а банки, не способные мобилизовать новый капитал, должны покинуть рынок.»

«В отношении урегулирования проблемных банков персонал МВФ подчеркнул, что государственная поддержка должна предоставляться только жизнеспособным системно значимым организациям в случае возникновения угрозы стабильности. Обращаться к помощи государства допустимо лишь после полного использования ресурсов акционеров, и поддержка в виде капитала должна поступать из государственного бюджета, а не из НБ РК или ЕНПФ.»

«Перед Фондом проблемных кредитов должна стоять задача обеспечить максимальное взыскание по задолженности, действуя в соответствии с международной оптимальной практикой в отношении независимости, прозрачности и подотчетности.»

Теперь давайте посмотрим, как Нацбанк соответствует этим рекомендациям.

Независимая оценка качества активов и влиятельные акционеры банков

Напомню, что еще в ноябре 2015, следуя рекомендации МФВ, глава государства дал поручение - «Национальному банку необходимо провести стресс-тестирование всех субъектов банковского сектора на предмет неработающих кредитов».

Нацбанк сначала поставил себе срок сделать это работу до конца сентября 2016. Потом перенес сроки на неопределённое время в 2017 году. Теперь в программе эта очень важная мера по улучшению ситуации в банковской системе даже не упоминается (получается, её совсем не будут делать). И это несмотря на то, что анализ текущей ситуации в банках, выполненный Нацбанком в программе, по смыслу звучит примерно так. «Регулятор не знает фактический объем неработающих кредитов. При этом нехорошие банки его обманывают, и он ничего не может с этим поделать».

По моему мнению, Нацбанк имеет полную картину по банкам, и законодательство позволяет ему требовать от банков доначисления провизий по кредитным убыткам. Главная проблема здесь в том, что у регулятора не хватает независимости, чтобы бороться с влиятельными акционерами проблемных банков.

Зачем оказывать помощь владельцам проблемных банков?

Международный опыт и МВФ дают однозначную рекомендацию, что если проблемный банк не является системно значимым, то ему государственная помощь не должна оказываться совсем. Если акционеры банка не могут исправить ситуацию, то его надо просто закрыть так, как это уже сделали с Казинвестбанком.

Несмотря на эти очевидные рекомендации, у Нацбанка вдруг оказалось противоположное мнение. Он даже решил пойти еще дальше, предложив прямые денежные подарки для владельцев проблемных банков.

Для начала, Нацбанк вместо «системной» придумал «социальную значимость» для банков и сильно расширил перечень финансовых организаций, которые получат государственную помощь. Затем он решил, что владельцы проблемных банков должны получить поощрение от государства за то, что довели их до такого состояния. Это не преувеличение. Давайте посмотрим на предложения регулятора.

Во-первых, в полном противоречии с международными правилами и стандартами, реальные кредитные убытки в регуляторной отчётности будут признаваться постепенно в течении 5 лет! То есть, непонятно кто определит реальную ситуацию с неработающими кредитами, а затем Нацбанк предлагает нам официально закрыть на это глаза и постепенно открывать их в течении 5 лет.

Во-вторых, в противоречии с рекомендациями МВФ и международным опытом, Нацбанк собирается немедленно дать полную сумму госпомощи (которая будет в 2 раза больше вклада акционеров), а владельцы неблагополучных банков могут вкладывать свои деньги, не торопясь в течении пяти лет.

Однако больше всего убило то, что субординированный долг (госпомощь) для проблемных банков будет предоставляться Нацбанком по льготной ставке. Это уже ни в какие ворота не лезет! При этом, Нацбанк без всякого стеснения заявляет:  «За счет ставки по субординированному долгу банки-участники сформируют дополнительный капитал». Фактически, это денежный подарок владельцам банков, поскольку, влив дополнительный капитал, Нацбанк ничего не получает взамен - ни акций, ни будущих дивидендов. Для Нацбанка это прямой убыток, а для акционеров проблемных банков прямой доход.

Интересно, что Нацбанк уже озвучил цифру помощи, которая будет оказана «социально значимым» проблемным банкам - 500 млрд тенге ($1,5 млрд). Это означает, что акционеры этих банков должны будут постепенно вложить в капитал дополнительные 250 млрд тенге. То есть, получается, что скрытые от общественности провизии по кредитным убыткам составляют не менее 750 млрд тенге. Здесь сразу возникает ряд вопросов.

Откуда у Нацбанка появилась такая оценка дополнительных провизий и насколько она отражает реальную ситуацию? Почему такие большие деньги будут выделяться регулятором (печататься из воздуха), а не из госбюджета так, как это рекомендует МВФ?

В заключении хотелось бы отметить, что это неполный список претензий к программе повышения устойчивости банковского сектора. В ней почему-то нет планов по деятельности и полной прозрачности государственного Фонда проблемных кредитов.

Также Нацбанк явно не понимает сути риск-ориентированного надзора. Вместо облегчения работы себе и банкам при переходе от compliance-based к risk-based supervision, Нацбанк оставляет все как есть и еще больше усложняет работу для всех.

Помимо этого, Нацбанк не учел некоторые очень важные рекомендации МВФ по улучшениям в сфере регулирования и отчетности банков.

В целом, по всем описанным недостаткам программы у меня одна и очень простая рекомендация. Надо полностью выкинуть текущий проект документа и составить новую программу, которая должна один в один соответствовать рекомендациям МВФ. Данные рекомендации были сделаны специально для Казахстана, исходя из реальной ситуации в банковской системе и лучшего мирового опыта. То, что Нацбанк собирается делать реформы, противоречащие им, может говорить об отсутствии независимости регулятора банков.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Высказать свое мнение
Вопрос дня
Как Вы оцениваете проведение выставки ЭКСПО в Казахстане?
  • 1. Позитивно, это способствует повышению международного имиджа страны в мире

  • 2. Позитивно, это позволит привлечь иностранные инвестиции, заключить выгодные контракты

  • 3. Негативно, это неоправданная трата бюджетных средств

  • 4. Негативно, это не способствует повышению экономического уровня развития страны

  • 1. Позитивно, это способствует повышению международного имиджа страны в мире
    303

  • 2. Позитивно, это позволит привлечь иностранные инвестиции, заключить выгодные контракты
    154

  • 3. Негативно, это неоправданная трата бюджетных средств
    698

  • 4. Негативно, это не способствует повышению экономического уровня развития страны
    324

Цифра дня
0,4%
составила инфляция в Казахстане за июнь 2017 года
Цитата дня
В отношении России и Казахстана главная причина корреляции рубля и тенге – это сырьевой характер экономик валют. Одни и те же факторы определяют траектории тенге и рубля
Евгений Винокуров
директор Центра интеграционных исследований ЕАБР
Курсивъ в соцсетях
Новости партнеров
Loading...
Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное