USD 344.70 345.50
RUB 5.48 5.52
EUR 401.00 402.90
Валюта бирж
USD/KZT
346.68
+0.000%
EUR/KZT
404.02
+0.000%
RUB/KZT
5.47
+0.000%
EUR/USD
404.02
+0.000%
EUR/CHF
404.02
+0.000%
EUR/JPY
404.02
+0.000%
GBP/USD
451.31
+0.000%
USD/CHF
346.68
+0.000%
USD/JPY
346.68
+0.000%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
346.68 404.02 5.47
+0.000% +0.000% +0.000%
Рынки
Нефть Brent
73.94
-0.019%
Нефть WTI
68.36
-0.003%
Золото
1271.7
+0.001%
Серебро
16.4
-0.004%
Платина
879
+0.005%
Никель
151.91
+0.000%
Алюминий
2176
-0.001%
Пшеница
417.25
+0.002%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
73.94 68.36 1271.7
-0.019% -0.003% +0.001%
Индексы
KASE
2382.12
+0.001%
Dow Jones
24580.9
+0.002%
Nasdaq
109.28
-0.018%
FTSE 100
7682.27
+0.000%
S&P 500
2754.88
-0.004%
MICEX
2224.61
+0.007%
RTS
1145.98
+0.031%
DAX
11184.5
-0.002%
CAC 40
5387.38
+0.011%
Hang Seng
29129.5
-0.007%
Nikkei 225
22438.5
-0.006%
Ibovespa
71110
+0.004%
BSE Sensex
35689.6
+0.007%
FTSE/JSE
50612.2
+0.005%
KASE Dow Jones Nasdaq
2382.12 24580.9 109.28
+0.001% +0.002% -0.018%

Почему у Всемирного Банка другой взгляд на развитие страны?

28.06.2018 14:00   11774   1 Автор: Захар Кузменко, экономист

В апреле этого года Всемирный банк (ВБ) выпустил большой отчет по Казахстану на тему «Системная диагностика страны». Из этого документа видно, что правительство и ВБ говорят об одних и тех же экономических проблемах страны, однако у них очень разные взгляды о причинах и путях их решения.

«Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года» (далее Стратегия-2025) был одобрен главой государства 15 февраля 2018. А в апреле 2018 ВБ выпустил отчет «Казахстан – системная диагностика страны: новая модель роста для формирования устойчивого среднего класса».

По содержанию оба документа говорят об одном и том же. В обоих документах проводится анализ текущих экономических проблем Казахстана и предлагаются реформы для их решения.

Цели одинаковые, а анализ текущей ситуации кардинально отличается

В Стратегии-2025 говорится, что «Главная цель до 2025 года – добиться качественного и устойчивого подъема экономики, ведущего к повышению благосостояния людей на уровень стран Организации экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР)». С точки зрения ВБ, главная цель для Казахстана аналогичная, но чуть более сфокусированная: «устранение бедности и рост устойчивого среднего класса», что в широком смысле и является повышением благосостояния людей.

После определения цели, расхождение во взглядах между ВБ и правительством начинается сразу с анализа текущей ситуации. Так, ВБ напрямую говорит о том, что в течении двух периодов высоких цен на нефть (2001-2007 и 2010-2014) в Казахстане остановились структурные реформы. В этот период экономика росла в основном за счет сырьевого сектора, а также за счет роста производства «не-внешнеторговых» (non-tradable) товаров и услуг, на которые не действует внешняя конкуренция и которые характеризуются низкой производительностью и не способствуют диверсификации экономики (услуги, торговля, строительство и так далее).

То есть, несмотря на все усилия правительства, в экономике Казахстане присутствовали классические признаки знаменитой «голландской болезни». Никаких серьезных структурных изменений в экономике не происходило, и её диверсификация и конкурентоспособность не росла. Всё это ВБ показал в своем отчете на цифрах и графиках.

Основной вывод ВБ заключается в том, что текущая экономическая модель не поддерживает рост благосостояния населения при низких ценах на нефть. Поэтому долгосрочное и очень сильное падение цен на нефть, произошедшее в конце 2014 и начале 2015, стало большим сигналом тревоги для властей Казахстана.

С другой стороны, в правительственной Стратегии-2025 при анализе реализации прошлой Стратегии-2020 ничего не говорится о какой-либо пробуксовке структурных реформ. Напротив, судя по этому документу, все реформы выполнены хорошо, а некоторые досрочно.

Например, в документе отмечается, что по итогам 2016 года объем валового внутреннего продукта (далее – ВВП) вырос на 36,5% к 2009 году, что обеспечило досрочное достижение цели по росту экономики, установленной в Стратегии-2020. При этом правительство скромно умолчало о низком качестве такого роста (за счет сырьевого и non-tradable секторов экономики).

Также, например, в своем анализе правительство с гордостью заявило, что в период с 2010 по 2016 годы доля валовой добавленной стоимости субъектов малого и среднего бизнеса увеличилась с 20,6% до 26,8%, опять забыв упомянуть, что весь этот рост произошел только из-за изменения в статистической методологии. Если считать по-старому, то никакого заметного роста не было. Возможно, даже было уменьшение.

Чтобы обосновать досрочное прекращение Стратегии-2020, в новом документе говорится, что с 2014 года начался период, характеризующийся как «новая реальность», с глобальным перепроизводством и, как следствие, существенным падением мировых цен на нефть. Это обусловило новые вызовы и риски для устойчивого развития страны, которые потребовали пересмотра подходов к реализации стратегических задач на среднесрочную перспективу.

На самом деле, падение цен на нефть не должно было менять планы развития страны, поскольку в старой Стратегии-2020 утверждалось, что она будет способствовать диверсификации экономики и приведет к изменению экономической модели и переходу от экстенсивного сырьевого пути развития к индустриально-инновационному.

К сожалению, со Стратегией-2020 произошло то, что происходит практически со всеми госпрограммами. За 8 лет работы документа не произошло серьезных изменений в модели развития страны. В результате, правительство решило просто забыть старые планы и начать новые. Однако, сравнивая новую правительственную стратегию и документом ВБ можно с уверенностью сказать, что пройдут следующие 8 лет (до 2025), и мы снова не увидим никаких качественных изменений в экономической модели развития страны.

Похожие планы, а содержание разное

В обоих документах (от правительства и от ВБ) в графической форме приведены ключевые направления реформ, которые необходимо сделать, чтобы изменить модель развития Казахстана.

Если смотреть по заголовкам, то предлагаемые реформы правительства и ВБ принципиально друг от друга не отличаются. Правительственные планы более детальные и в них большой упор делается на технологическое обновление и «модернизацию сознания».

Единственным принципиальным отличием (если сравнивать эти рисунки) является то, правительство хочет, чтобы государственный сектор был лидером изменений в стране, а ВБ считает, что необходимо сократить присутствие государства в экономике.

Однако, если посмотреть на содержание предложенных реформ, то сразу же обнаруживаются их принципиальные отличия. Приведу два крупных примера из документа ВБ.

Реформы в государственном управлении экономикой

В обоих документах есть два похожих направления реформ, связанных с изменениями в государственном управлении экономикой. Однако их содержание принципиально отличается друг от друга. Особенно это касается реформ в налогово-бюджетной политике государства. Еще в ноябре 2017 года ВБ выпустил отдельный отчет для Казахстана - «Совершенствование налогово-бюджетной сферы для поддержки экономических преобразований». В этом направлении реформ банк рекомендует следующее.

«Власти должны в срочном порядке принять и начать реализовывать стратегию консолидации бюджета и переориентировать макрофискальную политику на стимулирование диверсифицированного роста и создания качественных рабочих мест. (…)

Для успешной консолидации бюджета необходимо следующее: (1) сокращение неэффективных расходов, которые искажают стимулы частного сектора, и одновременно перенаправить сэкономленные средства на расходы, повышающие производительность; (2) отмена неэффективных налоговых льгот, ведущих к неравным условиям для инвестиций. В дополнение к проведению консолидации бюджета в среднесрочном периоде, также пользу должно принести пересмотр основы налогово-бюджетной политики и институциональной среды Казахстана в целях усиления их согласованности, эффективности и гибкости.»

Помимо этого, ВБ считает, что требуются серьезные реформы по улучшению прозрачности, подотчетности, полноценности государственного бюджета.

Опять-таки для обоснования предложенных реформ в фискальной сфере ВБ детально все объясняет с цифрами и графиками.

Что касается задачи Стратегии-2025 под названием «Налогово-бюджетная политика для поддержания роста экономики», то практически все, что международные эксперты считают важным и принципиальным, наше правительство не рассматривало вообще! А по остальному нет нормального анализа, и его планы выглядят, как ничего не обязывающие декларации.

Реформы по развитию частного сектора

В отличии от нашего правительства, ВБ считает, что одной из главных причин, не позволяющих частному бизнесу успешно развиваться, является доминирование госкомпаний в экономике и всепроникающее вмешательство государства в рыночную экономику. В качестве доказательства наличия проблемы ВБ приводит информацию ОЭСР.

Данная организация, на которую ориентируются наши власти, для разных стран рассчитывает особый индекс государственного контроля над экономикой (State control index), который как раз оценивает государственно вмешательство и доминирование госкомпаний в экономике. Согласно графику, приведенному в документе ВБ, Казахстан по этому индексу как минимум в два раза хуже, чем страны ОЭСР и даже превышает Китай, Россию и Венесуэлу.

По мнению ВБ, подавляющее влияние государства на экономику:

1) приводит к неэффективности и к крупным дополнительным государственным расходам;

2) ослабляет стимулы для частных инвестиций;

3) мешает развитию рыночной конкуренции;

4) и способствует концентрации власти и богатства в руках узкого круга бизнес- и политической элиты.

При этом, высокий уровень коррупции и отсутствие верховенства еще более ухудшает текущее положение вещей. В этом же контексте ВБ сильно обеспокоен развитием финансового сектора в Казахстане.

Что касается правительства, то оно не видит никаких серьезных проблем в этом направлении. Еще на этапе разработки Стратегии-2025 министр экономики Тимур Сулейменов говорил, что - «Роль государственного сектора в общественном сознании у нас сильно преувеличена. Основная доля госактивов – это наши стратегические активы, которые мы не можем, не должны распродавать, потому что это стратегическое народное достояние».

В результате, в Стратегии-2025 из первоочередной и крайне сложной структурной реформы, приватизация вдруг превратилась малозначительную задачу, которую будет легко выполнить. Это связано с тем, что, по мнению правительства, Казахстан в этой сфере не сильно отличается от развитых стран.

Хуже того, в середине июня НПП получил на рассмотрение поручение заместителя премьер-министра Ерболата Досаева касательно определения важных секторов экономики и степени участия в них государства, в котором, со ссылкой на тот же ОЭСР (?!), предлагается совсем убрать критерий по оптимальной степени участия государства в экономике. Напомню, что этот плановый показатель был установлен главой еще в феврале 2014 года. Тогда президент дал правительству официальное поручение - «до 2020 года доля государственной собственности должна быть доведена до уровня стран ОЭСР - 15% от ВВП».

Стратегические планы государства не затрагивают фундаментальных проблем экономики

В заключении еще раз хотел бы повторить о том, что говорил раньше.

2017 и начало 2018 года были особенным с точки зрения разработок стратегических документов по развитию экономики Казахстана. С одной стороны, глава государства утвердил «Стратегический план развития Казахстана до 2025 года», а с другой стороны - ряд международных организаций выпустили комплексные рекомендации нашему правительству.

В частности, в июне 2017 года ОЭСР выпустила очень хороший комплексный отчет, где представила анализ и рекомендации по четырем ключевым направлениям для развития экономики Казахстана. В апреле 2018 года Всемирный Банк опубликовал описанный в этой статье очень хороший документ по системной диагностике экономики страны. МВФ тоже подготовил ряд рекомендаций по стратегическому развитию Казахстана.

Теперь, если сравнить анализ и рекомендации международных организаций со стратегическим планом развития Казахстана и с другими стратегическими и программными документами правительства, то создается впечатление, что они подготовлены для разных стран. На сегодня власти почему-то зациклились на четвертой промышленной революции, информатизации и модернизации сознания общественности и не хотят видеть фундаментальные проблемы в развитии Казахстана.

* Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Источник фото: Kristi Blokhin / Shutterstock.com

9 июля 23:07
Экс министр
роль гос сектора должна быть и будет доминирующей в этом регионе,потому как иначе здесь нельзя.иначе вообще бардак будет,менталитет другой.насшет отчета всемирного банка,то его иследования подходят и помогут западным странам,а также Японии юж кореи Тайвань.
Ответить
Высказать свое мнение
Вопрос дня
Как Вы думаете, почему казахстанцы предпочитают отдыхать за рубежом? Потому что в Казахстане…
  • 1. Плохой сервис

  • 2. Неоправданно высокие цены

  • 3. Отсутствие инфраструктуры (дороги, отели и т.д.)

  • 4. Негде отдохнуть (нет водоемов, гор и т.д.)

  • 5. Нет, меня все устраивает в Казахстане

  • 1. Плохой сервис
    208

  • 2. Неоправданно высокие цены
    376

  • 3. Отсутствие инфраструктуры (дороги, отели и т.д.)
    104

  • 4. Негде отдохнуть (нет водоемов, гор и т.д.)
    26

  • 5. Нет, меня все устраивает в Казахстане
    30

Цифра дня
163 604
тенге
составила среднемесячная номинальная заработная плата казахстанца за июнь 2018 года
Цитата дня
Поладить с президентом Путиным и Россией будет позитивной вещью. Но если это не сработает, то я буду его худшим врагом
Дональд Трамп
Президент США

Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное