USD 344.70 345.50
RUB 5.48 5.52
EUR 401.00 402.90
Валюта бирж
USD/KZT
346.68
+0.000%
EUR/KZT
404.02
+0.000%
RUB/KZT
5.47
+0.000%
EUR/USD
404.02
+0.000%
EUR/CHF
404.02
+0.000%
EUR/JPY
404.02
+0.000%
GBP/USD
451.31
+0.000%
USD/CHF
346.68
+0.000%
USD/JPY
346.68
+0.000%
USD/KZT EUR/KZT RUB/KZT
346.68 404.02 5.47
+0.000% +0.000% +0.000%
Рынки
Нефть Brent
73.94
-0.019%
Нефть WTI
68.36
-0.003%
Золото
1271.7
+0.001%
Серебро
16.4
-0.004%
Платина
879
+0.005%
Никель
151.91
+0.000%
Алюминий
2176
-0.001%
Пшеница
417.25
+0.002%
Нефть Brent Нефть WTI Золото
73.94 68.36 1271.7
-0.019% -0.003% +0.001%
Индексы
KASE
2382.12
+0.001%
Dow Jones
24580.9
+0.002%
Nasdaq
109.28
-0.018%
FTSE 100
7682.27
+0.000%
S&P 500
2754.88
-0.004%
MICEX
2224.61
+0.007%
RTS
1145.98
+0.031%
DAX
11184.5
-0.002%
CAC 40
5387.38
+0.011%
Hang Seng
29129.5
-0.007%
Nikkei 225
22438.5
-0.006%
Ibovespa
71110
+0.004%
BSE Sensex
35689.6
+0.007%
FTSE/JSE
50612.2
+0.005%
KASE Dow Jones Nasdaq
2382.12 24580.9 109.28
+0.001% +0.002% -0.018%

Глава АО «Казкоммерц Секьюритиз»: «Денег много, но они не могут попасть в реальный сектор»

12.07.2018 12:00   4562   0 Автор: Ольга КУДРЯШОВА

Вкладчики ЕНПФ смогут выбирать компании по управлению своими активами, а либерализация требований Нацбанка к инвестдеятельности поможет частным компаниям выйти на фондовый рынок. О том, что происходит на инвестиционном рынке Казахстана, «Къ» рассказал председатель правления АО «Казкоммерц Секьюритиз» Чингиз Жаксыбек.

– В апреле Национальный банк РК (Нацбанк) объявил о тендере на поиск внешних управляющих для активов ЕНПФ, какое участие будут принимать в этом местные инвестиционные компании и как будет распределяться средства фонда?

- В настоящий момент пенсионными активами единолично управляет Нацбанк, при этом имея право передавать часть пенсионного портфеля другим управляющим компаниям (ограничений по их числу нет). На текущий момент определенная доля валютных активов уже передана внешним портфельным менеджерам. Выбор таких компаний осуществляет непосредственно центральный банк, он же осуществляет мониторинг их деятельности и принимает решение по отзыву мандата.

Однако основным и наиболее обсуждаемым вопросом сегодня является смена системы управления пенсионными активами и отход от практики монопольного управления. В данном случае речь идет о возвращении института локальных управляющих компаний, которые бы взяли на себя функции по управлению пенсионными активами, оставив при этом ЕНПФ операционные функции, связанные с работой с вкладчиками.

Однако стоит подчеркнуть, что важно не только вновь возродить компании по управлению пенсионными активами (КУПА), но и обеспечить увеличение количества инструментов, в которые они могли бы вкладываться в будущем. Иначе мы опять-таки столкнемся с тем, что инвестиции будут идти лишь в государственные ценные бумаги и бумаги квазигосударственных компаний, тем самым не решая проблему дефицита долгосрочной ликвидности для частного сектора – двигателя процветающей экономики.

– Как происходило управление раньше?

– Раньше частные накопительные пенсионные фонды (НПФ) преимущественно сами управляли пенсионными активами своих вкладчиков, при этом у фондов была возможность передавать активы в управление КУПА. Средства распределялись в соответствии со стратегией инвестирования, которая определяла рамки, перечень инструментов и их долю: акции, госактивы, корпоративные облигации. В соответствии с вот этими нормами компании выбирали наиболее подходящую для них стратегию инвестирования и распределяли активы.

Сейчас предлагается текущую схему «один пенсионный фонд – один управляющий» заменить на «один пенсионный фонд – несколько управляющих». Особо хочется отметить тот факт, что сам Нацбанк активно работает в данном направлении, стремясь снять с себя несвойственные центральному банку функции и устранить имеющийся конфликт интересов. Основная идея новой модели – предоставить вкладчику возможность выбора управляющей компании для своих пенсионных накоплений, исходя из предлагаемых стратегий и результатов той или иной КУПА.

– Получается, что это определенная форма инвестирования?

– Это, по сути, инвестиционное решение вкладчика. Такова и международная практика, и во всех развитых странах она существует в таком виде. Тем временем активы так называемых «неопределившихся» вкладчиков будут оставаться под управлением НБ РК. Уже есть проект, в котором описан механизм того, как это будет работать, он активно обсуждается с Ассоциацией финансистов Казахстана на площадке Атамекена. Единственная загвоздка в том, что он требует согласования всех сторон, тем самым затягивая решение вопроса.

– В целом, за прошлый год и в текущем году наблюдается рост активов инвесткомпаний. С чем это связано? Бумаги каких эмитентов остаются источниками роста для инвестрынка?

– Основной фактор роста активов напрямую связан с инвестиционными стратегиями компаний. Накануне перехода на режим свободного курсообразования и в период последовавшей девальвации тенге на фондовом рынке среди инвесторов царила паника, и большинство наших «голубых фишек» просели в цене и были значительно недооценены. Тогда было принято решение переводить валютные активы в тенговые, увеличивать долю акций крупнейших казахстанских компаний (КазТрансОйл, KAZ Minerals). В итоге мы поймали рост цен на эти акции. Плюс получали регулярные дивиденды.

КазТрансОйл, пожалуй, лучшая дивидендная история казахстанского фондового рынка. Начиная с Народного IPO в конце 2012 года, компания ежегодно увеличивала размер дивидендных выплат. Даже, если взглянуть на глобальную карту акций, то найти такие привлекательные бумаги – большая редкость. Высокую доходность за последние два года показали акции KAZ Minerals, что связано с ростом сектора металлов и успешной реализацией компанией своих проектов роста. Параллельно мы активно инвестировали в высококачественные облигации в стремлении зафиксировать высокие на тот момент ставки на более длинный срок.

В нашем деле важно успеть заметить дисбалансы рынка и вовремя разглядеть перспективы в любых макроэкономических условиях. Доходность инвестиционного портфеля нашей компании за последние три года была более 20%.

– А как сейчас поделен портфель по доле валютных и тенговых активов?

– В структуре мы стараемся придерживаться 70 на 30, где 70% – это доля тенге, а 30% – активы в иностранной валюте. Исходя из складывающейся картины с обменным курсом, такая структура может меняться в зависимости от ситуации в ту или иную сторону. В этом плане мы стараемся быть гибкими и оперативно реагировать на любые сигналы и потенциальные изменения на рынках. Отмечу, что рядовым гражданам мы всегда рекомендуем придерживаться принципа диверсификации.

К слову, сейчас риска девальвации мы не видим. Есть периоды определенного ослабления, но это, прежде всего, уже влияние действующей политики Нацбанка, которая предусматривает реагирование валюты на внешние шоки. В перспективе мы не видим движения доллара выше 345 тенге. Сильная внутренняя макроэкономика и высокие цены на нефть будут обеспечивать поддержку национальной валюте, а спекулятивный фон считаем временным. Текущие высокие ставки в тенге, поддерживаемые проводимой монетарной политикой Нацбанка, потенциально перекрывают риски, связанные с изменением обменного курса.

– Что касается ФРС, как вы оцениваете риски для Казахстана при дальнейшем увеличении ставки?

– Если правительству все-таки удастся удержать экономический рост страны на текущих уровнях 3,5–4,0%, то мы не видим, что повышение ставки ФРС будет оказывать значительное влияние на рост инфляции в Казахстане. В целом действия Федрезерва представляют собой нормализацию денежно-кредитной политики после длительного периода стимулирования. То есть, исходя из текущего цикла американской экономики, нормализация ставок – логичный шаг. В 2000-ные годы не раз бывало, когда ставка находилась в районе 3,0-3,5%, и это не несло в себе какого-либо негатива для роста мировой экономики. Наблюдается типичный страх перемен. Мы считаем, что ФРС очень грамотно проводит свою политику, постепенно и без особой спешки, чтобы убрать риски роста мировой инфляции. Это некая новая старая реальность, в которой будет нормальный уровень ставок, и когда экономика будет уходить от нулевых значений, которые нужны были для восстановления экономического роста во всем мире. Потому существенных рисков для казахстанской экономики в текущих условиях мы пока не видим.

– Весной вы и еще несколько компаний выступили букраннером в сделке Банка развития Казахстана (БРК) по выпуску еврооблигаций. Кто вошел в состав инвесторов? Известно ли Вам, в какие предприятия будут вложены привлеченные средства?

– Это были пятилетние еврооблигации, номинированные в тенге со ставкой 9,25% на общий объем в 100 млрд тенге. Такой результат для казахстанского заемщика можно без сомнений назвать успешным. БРК в прошлом году уже размещал еврооблигации, но по более высокой ставке и под короткий срок. В этот раз условия внешнего фондирования оказались более выгодными. Основными инвесторами стали крупнейшие международные инвестфонды. Это, прежде всего, подтверждает факт того, что зарубежные игроки верят в стабильность тенге и казахстанской экономики. Что касается отраслей вложения, то они не связаны с сырьевым сектором. Это проекты диверсификации электроэнергетического сектора и химической промышленности.

Также хотелось бы отметить локальное размещение Евразийского банка развития (ЕАБР). Особенностью этого размещения стал размер ставки – 9,1%. Это одно из самых крупных тенговых размещений на Казахстанской фондовой бирже – общий объем привлеченных средств составил 50 млрд тенге, а спрос превысил предложение. Половина инвесторов – это рыночные клиенты: БВУ, страховые компании, инвестфонды Казахстана. Результаты ЕАБР говорят о том, что высокое доверие к тенговым инструментам со стороны институциональных инвесторов сохраняется

В прошлом году также было большое количество выпусков со стороны ЕАБР, БРК, Самрук-Энерго. На самом деле текущий уровень ставок и тот объем тенговой ликвидности, который есть на рынке, позволяют компаниям квазигосударственного сектора и крупным частным предприятиям привлекаться по приемлемым ставкам на локальном рынке в тенге. Здесь имеется большое преимущество в отличие от банковских кредитов, поскольку облигации не предусматривают залогового обеспечения в отличие от кредита, а заемщик имеет возможность самостоятельно определять условия финансирования (срок, периодичность платежей, схему погашения и т. д.).

– Какая работа проводится по привлечению частного бизнеса к участию на фондовом рынке?

– Существует ряд ограничений нынешней системы, связанных с регулированием инвестиционной деятельности основных крупных инвесторов в лице страховых организаций, БВУ, ЕНПФ, инвестиционных домов. Все они регулируются нормативно-правовыми актами Нацбанка, где среди прочего делается акцент на наличие кредитного рейтинга у эмитентов, которые выходят на рынок. Есть ряд компаний, которые имеют хорошее финансовое положение и стабильную долю на рынке, но отсутствие рейтинга сильно ограничивает возможности для покупки их ценных бумаг институциональными инвесторами. Мы совместно с другими участниками рынка сейчас работаем над либерализацией этих требований, чтобы организации, которые имеют качественное финансовое положение, которые могут привлекать и обслуживать долги, могли бы иметь доступ к средствам институциональных инвесторов. Сложившаяся ситуация с ограниченными возможностями фондирования потенциально и мешает решить проблему слишком большой доли квазигосударственного сектора в экономике. Соответственно, важно обеспечить частному сектору необходимую поддержку, открыв доступ к институциональным инвестициям и широким возможностям рынка капиталов, в том числе путем ослабления пруденциальных нормативов.

Нужно найти точку соприкосновения всех участников рынка. Проблема в том, что у нас есть интересные предприятия, которые можно выводить, сделав определенные корректировки в их корпоративном и финансовом управлении. Но не каждый из них готов нести дополнительные расходы, связанные с получением и поддержанием кредитного рейтинга от международных агентств. С другой стороны, у нас есть огромная свободная ликвидность, которую необходимо размещать в привлекательные инструменты, которых очень мало (пока что значительная ее часть «зависла» в нотах НБРК). Растут как пенсионные накопления, которых уже более 8 трлн тенге, так и страховые активы. То есть мы имеем ситуацию, когда денег много, но они не могут попасть в реальный сектор, и над этой, условно говоря, пропастью нужно провести мост. Мы же, инвестиционные банки, должны выступить этим связующим звеном и совместно с регулятором обеспечить увеличение доли частных организаций на фондовом рынке.

– Какие возможности имеются для более мелкого бизнеса?

– Для малого и среднего бизнеса возможности в текущем формате и вовсе сводятся к минимуму. Здесь ограничения намного жестче. Для МСБ инвесторская база сводится лишь к частным лицам, ресурсы которых не смогут оказать серьезную поддержку сектору. В данном направлении только предстоит огромная совместная работа всех участников рынка. Необходим комплексный подход.

– Назовите основные тренды, которые присутствуют на инвестрынке. На какие факторы ориентируются компании, и как это отражается на поведении эмитентов?

– Сейчас основной тренд на рынке – это повышенная волатильность, возникшая под влиянием проводимой политики центральных банков и геополитических рисков, которая, в свою очередь, создает волатильность на валютном рынке. И в ряде случаев мы видим, что инвесторы по-прежнему весьма чувствительны к любым колебаниям. Тем не менее, важным фактором остается то, что мировая экономика продолжает свой рост (в этом году ожидается 3%-ный подъем), и это обстоятельство сохраняет привлекательность многих инструментов.

На инвестрынке интерес смещается в сторону подбора качественных активов, которые имеют низкую долговую нагрузку в долларах и устойчивое финансовое положение. Загруженные долларовыми долгами компании в условиях повышения ставок ФРС будут иметь трудности в дальнейшем, и их следует избегать. В текущих условиях мы бы советовали присмотреться к энергетическим компаниям. Кроме этого, мы ожидаем рост на рынке металлов. Прогнозируется, что к концу года все сырьевые товары будут в плюсе, но подходить к выбору компаний нужно более скрупулезно. Если в прошлом году отмечался рост по всем категориям, то сейчас нужно аккуратнее подбирать объекты инвестирования и принимать во внимание фактор волатильности.

На локальном рынке, мы считаем, что условия для дальнейшего подъема остаются благоприятными. Внешняя турбулентность в некоторых случаях вносит определенные коррективы в планы эмитентов по выходу на рынок и параметры их бумаг, но в целом ранее отмеченные факторы сохраняют условия для привлекательных размещений.

Фото: Олег СПИВАК

Высказать свое мнение
Вопрос дня
Как Вы думаете, почему казахстанцы предпочитают отдыхать за рубежом? Потому что в Казахстане…
  • 1. Плохой сервис

  • 2. Неоправданно высокие цены

  • 3. Отсутствие инфраструктуры (дороги, отели и т.д.)

  • 4. Негде отдохнуть (нет водоемов, гор и т.д.)

  • 5. Нет, меня все устраивает в Казахстане

  • 1. Плохой сервис
    208

  • 2. Неоправданно высокие цены
    376

  • 3. Отсутствие инфраструктуры (дороги, отели и т.д.)
    104

  • 4. Негде отдохнуть (нет водоемов, гор и т.д.)
    26

  • 5. Нет, меня все устраивает в Казахстане
    30

Цифра дня
163 604
тенге
составила среднемесячная номинальная заработная плата казахстанца за июнь 2018 года
Цитата дня
Поладить с президентом Путиным и Россией будет позитивной вещью. Но если это не сработает, то я буду его худшим врагом
Дональд Трамп
Президент США

Система Orphus
Войти на сайт
Через соц. сети:
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Ваша оценка принята. Подождите...
Подождите...
Запись добавлена в избранное